Press "Enter" to skip to content

Иск СЗЗ и РНС третья очередь

Административные ответчики:

1. Федеральная служба по надзору в сфере защиты

прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)

127994, г. Москва, Вадковский переулок, дом 18, строение 5,7

ОКПО 00083339, ОГРН 1047796261512 ИНН 7707515984, КПП 770701001

[email protected]u

2. Федеральное бюджетное учреждение науки

«Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья»

(ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья»)

191036, Санкт-Петербург, ул. 2-я Советская, д.4

ИНН – 7815001513, КПП – 784201001

[email protected]

3. Министерство жилищной политики Московской области

143407, Московская область, г. Красногорск,

Бульвар Строителей, д. 4, корп. 1, секция «Г»

ИНН 5024190060

[email protected]

+7 (498) 602-16-00 (доб.: 47970, 47964, 47968)

Заинтересованное лицо:

ООО «Комбинат»

141604, Московская обл, г. Клин, ул. Горького, дом 2в, комн. 1

[email protected]

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

об оспаривании решений, действий наделенных публичными полномочиями органов

В городском округе Клин эксплуатируется объект размещения отходов «Алексинский карьер», который уже давно перегружен и подлежит закрытию в соответствии с природоохранными и санитарно-эпидемиологическими нормами, а также в силу необходимости соблюдения законодательства о безопасности воздушного транспорта. «Алексинский карьер» является незаконно эксплуатируемой свалкой мусора на основании ч.10 ст.12 ФЗ №89 от 24.06.1998, ч.2 ст.13 ФЗ №7 от 10.01.2002, п.1.3 «Инструкции по проектированию, эксплуатации и рекультивации полигонов твердых бытовых отходов», п. 6 абз.1 ст. 30 ФЗ №174 от 23.11.1995, п.6.2.5 Территориальных строительных норм ТСН 30-308-2002 МО, п.3.3 СанПиН 2.1.7.1038-01, п.3.5 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 и п.6 ч.3 ст. 47 Воздушного Кодекса РФ.

В настоящее время заинтересованным лицом и его подрядчиками осуществляется строительство третьей очереди комплекса по переработке и утилизации ТКО «Алексинский карьер». В Клинском городском суде рассматривается административное дело № 2а-955/2020 по административному исковому заявлению Котова А.Н. При рассмотрении того дела в августе 2020 года стало известно, что ответчиками были дополнительно вынесены следующие документы:

— разрешение на строительство № RU50-3-15725-2020 от 22.04.2020;

— экспертное заключение № 01.05.Т.46305.02.20 от 11.02.2020;

— экспертное заключение № 01.05.Т.46853.04.20 от 29.04.2020;

— санитарно-эпидемиологическое заключение № 50.99.04.000.Т.003013.02.20 от 18.02.2020;

— санитарно-эпидемиологическое заключение № 50.99.04.000.Т.003043.06.20 от 05.06.2020.

Согласиться с законностью данных ненормативных правовых актов нельзя ввиду следующего.

Разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства.

Получению разрешения на строительство, как следует из части 2 статьи 48 ГрК РФ, предшествует подготовка проектной документации, которая представляет собой документацию, содержащую материалы в текстовой форме и в виде карт (схем) и определяющую архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения строительства, реконструкции объектов капитального строительства, их частей, капитального ремонта. Проектная документация должна осуществляться на основании результатов инженерных изысканий, градостроительного плана земельного участка, в соответствии с требованиями технических регламентов, техническими условиями, разрешением на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства (ст. 48 ГрК РФ).

Представленная проектная документация в принципе не может соответствовать регламентам и нормам безопасности, поскольку предполагает расширение свалки в 3 км от действующего аэродрома ВКС России «Клин-5», что подтверждается результатами проверки военной прокуратуры.

Имеется прямой законодательный запрет расположения свалок, полигонов, скотобоен и прочих привлекающих птиц объектов вблизи аэродромов.

Согласно п.6 ч.3 ст. 47 Воздушного кодекса РФ от 19.03.1997 № 60-ФЗ, на приаэродромной территории выделяется шестая подзона, в которой запрещается размещать объекты, способствующие привлечению и массовому скоплению птиц.

Согласно пунктам 2(е) и 3(д) постановления Правительства РФ от 02.12.2017 № 1460 «Об утверждении Правил установления приаэродромной территории, Правил выделения на приаэродромной территории подзон и Правил разрешения разногласий», шестая подзона, в которой запрещается размещать объекты, способствующие привлечению и массовому скоплению птиц, выделяется по границам, установленным на удалении 15 километров от контрольной точки аэродрома.

Данная норма Воздушного Кодекса РФ (Федерального закона от 19.03.1997 № 60-ФЗ), является общеобязательной и императивной, то есть не позволяет субъектам правоотношений по своему усмотрению исполнять или не исполнять её. Данный законодательный запрет является безусловным, введён в целях обеспечения безопасности полётов и населения, проживающего вблизи аэродромов. Указанный запрет согласуется с действующей в РФ международной нормой, запрещающей размещение свалок и полигонов на расстоянии менее 7 морских миль (13 км) от аэродрома. Аварийная посадка самолета A321 в районе аэропорта «Жуковский» 15 августа 2019 года стала наиболее очевидным (хотя и не самым смертоносным в истории) примером неприятностей, возникающих при игнорировании данных правил и безусловных запретов.

Результаты проверки военной прокуратурой Солнечногорского гарнизона указывают на то, что размещение свалки от контрольной точки аэродрома на расстоянии менее установленного законодательством об авиационной безопасности не обеспечивает безопасность полетов на аэродроме Клин-5, что, в свою очередь, может отразиться на безопасности граждан, проживающих в г. о. Клин Московской области и других близлежащих населенных пунктов.

Учитывая подтверждённую изложенными доводами и аварийной практикой угрозу безопасности, сомнений в нарушении прав административного истца не остаётся.

25.08.2020 на официальном сайте Министерства жилищной политики Московской области был опубликован реестр выданных разрешений на строительство.

Под номером 293 там значится разрешение № RU50-3-15725-2020 от 22.04.2020 (Строительство третьей очереди комплекса по переработке и утилизации ТКО «Алексинский карьер» в городском округе Клин Московской области).

При этом проектная документация объекта, являющегося объектом экспертизы («Строительство третьей очереди комплекса по переработке и утилизации ТКО «Алексинский карьер»») не может существовать в принципе, поскольку не проведены общественные обсуждения первого этапа Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) – уведомление, техническое задание на проведение ОВОС и не проведена предварительная оценка.

Потому нельзя говорить о получении заключения государственной экологической экспертизы на «третью очередь», ввиду чего о выдаче разрешения на строительство на объект «Строительство третьей очереди комплекса по переработке и утилизации ТКО «Алексинский карьер»» не может быть и речи.

Согласно ч.7 ст.30 ГрК РФ, Утвержденные правила землепользования и застройки поселения, городского округа, межселенной территории не применяются в части, противоречащей ограничениям использования земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимости и осуществления экономической и иной деятельности, установленным на приаэродромной территории, в границах которых полностью или частично расположена приаэродромная территория, установленная в соответствии с Воздушным кодексом Российской Федерации.

Данное «экспертное заключение» угрожает праву административного истца на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о её состоянии, поскольку не соответствует закону и основано на недостоверных сведениях о загрязнении воздуха, воды, почвы и об объёмах размещаемых отходов.

В частности, «экспертное заключение» содержит необоснованный и заведомо ложный вывод о том, что вне пределов проектируемой санитарно-защитной зоны превышений гигиенических нормативов не будет.

Санитарно-защитная зона (СЗЗ) — специальная территория с особым режимом использования, которая устанавливается вокруг объектов и производств, являющихся источниками воздействия на среду обитания и здоровье человека. Размер СЗЗ обеспечивает уменьшение воздействия загрязнения на атмосферный воздух (химического, биологического, физического) до значений, установленных гигиеническими нормативами.

Предельно допустимая концентрация (ПДК) — утверждённый в законодательном порядке санитарно-гигиенический норматив. Под ПДК понимается такая максимальная концентрация химических элементов и их соединений в окружающей среде, которая не вызывает патологических изменений или заболеваний. Систематические превышения ПДК свидетельствуют о наносимом вреде здоровью и необходимости использовать средства защиты. Наступление вреда при превышении ПДК в десятки и сотни раз прямо следует их самого определения ПДК, поскольку таковые превышения вызывает патологические изменения или заболевания и существенно увеличивают риск таковых патологических изменений или заболеваний.

СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 устанавливает ориентировочный размер СЗЗ для промышленных объектов и производств первого класса — 1000 метров, окончательный размер подлежит уточнению на основании результатов натурных исследований и должен проходить по изолинии загрязнения на уровне 1 ПДК.

«Экспертное заключение» указывает, что ввиду формирования за пределом контура объекта «Комплекс по переработке и размещению ТКО «Алексинский карьер» превышений гигиенических нормативов требуется установление размеров санитарно-защитной юны размером 520-1000 м в северо-западном направлении и 1000 м в остальных направлениях от границ контура объекта (границ промплощадки).

Однако по результатам проведенной лабораторией ООО «ЭКО-ПОЛИГОН» экспертизы, согласно экспертному заключению, выявлены факты превышения установленных разрешением на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух нормативов предельно-допустимых концентраций вредных веществ, выбрасываемых Обществом при эксплуатации полигона ТКО «Алексинский карьер», по аммиаку в 3 раза, по оксиду азота в 53 раза, по саже в 1,3 раза, по ксилолу в 2,3 раза, по фенолу в 93,8 раз (установлено решением Клинского городского суда от 15 декабря 2017 года по делу № 12-423/2017, вступило в силу 18.01.2018).

По итогам проведенной экспертизы от установлено, что в контрольной точке, расположенной на юго-восточном углу СНТ «Урожай» (56°21″52,4″СШ; 36°47″55,4″ВД), фактическая концентрация диоксида азота превышает нормативную в 7,3 раза; в контрольной точке, расположенной на юго-восточном углу д. Новощапово (56°22″23.9″СШ; 36°48″20,1″ВД), фактическая концентрация диоксида азота превышает нормативную в 10,9 раз; в контрольной точке расположенной южнее (56°22″14,9″СШ; 36°48″44,4″ВД), фактическая концентрация диоксида азота превышает нормативную в 12,8 раз (установлено решением Клинского городского суда от 7 мая 2018 года по делу № 12-170/2018, вступило в силу 29.06.2018).

Таким образом, поскольку ранее вступившими в силу и опубликованными в установленном порядке решениями судов было установлено, что вне ориентировочной СЗЗ систематически выявлены существенные превышения концентраций вредных веществ над ПДК, и установлена вина ООО Комбинат в возникновении этих превышений, ориентировочная СЗЗ подлежала увеличению по изолинии 1 ПДК.

Вместо этого проектом СЗЗ было безосновательно уменьшен размер СЗЗ в северо-западном направлении. Вероятно, основанием уменьшения размера СЗЗ стало наличие жилых строений, школы и детского сада на расстоянии 470-980 метров север от свалки. Однако в силу выявления в данных точках систематических превышений концентрации вредных веществ над гигиеническими нормативами ПДК и ОБУВ указывает на необоснованность уменьшения размера СЗЗ.

Как указано в п. 2.1 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03, ориентировочный размер санитарно-защитной зоны должен быть обоснован проектом санитарно-защитной зоны с расчетами ожидаемого загрязнения атмосферного воздуха (с учетом фона) и уровней физического воздействия на атмосферный воздух и подтвержден результатами натурных исследований и измерений. Согласно п. 3.6, в случае несовпадения размера расчетной санитарно-защитной зоны и полученной на основании оценки риска, решение по размеру санитарно-защитной зоны принимается по варианту, обеспечивающему наибольшую безопасность для здоровья населения. Согласно п. 4.1, установление размеров санитарно-защитных зон для промышленных объектов и производств проводится при наличии проектов обоснования санитарно-защитных зон с расчетами загрязнения атмосферного воздуха, физического воздействия на атмосферный воздух, с учетом результатов натурных исследований и измерений атмосферного воздуха, уровней физического воздействия на атмосферный воздух, выполненных в соответствии с программой наблюдений, представляемой в составе проекта.

Поскольку вместо систематических измерений согласно программе натурных исследований в оспариваемом «экспертном заключении» имеется ссылка лишь на одно исследование от 25.01.2018, данное «экспертное заключение» нельзя считать убедительным или законным.

Установленные вступившими в силу решениями судов сведения о систематических превышениях концентраций вредных веществ над уровнями гигиенических нормативов указывают на нарушение прав истца на жизнь, здоровье, благоприятную окружающую среду и дополнительно указывают на незаконность и необоснованность «экспертного заключения».

Также необходимо отметить, что прилегающие к свалке земельные участки сельскохозяйственного назначения с кадастровыми номерами 50:03:0040280:5, 50:03:0040280:12, 50:03:0040280:196 и ряд других представляют собой особо ценные продуктивные сельскохозяйственные угодия (Постановление Правительства Московской области от 15.02.2017 № 104/5 «Об утверждении Перечня особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий, расположенных на территории Московской области, использование которых для других целей не допускается» и Распоряжение Министерства сельского хозяйства и продовольствия Московской области от 10.10.2019 № 20РВ-349 «Об утверждении Перечня особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий, расположенных на территории Московской области, использование которых для других целей не допускается».

Расположение данных земельных участков в границах СЗЗ недопустимо. Вместе с тем, утверждение оспариваемых заключений о том, что на данных участках «хозяйственная деятельность по производству сельскохозяйственной продукции, предназначенной для дальнейшего использования в качестве пищевой продукции, не осуществляется» мягко говоря не соответствует действительности: там выращивается пшеница (приятного аппетита), что легко проверяется общедоступными способами и подтверждается, например, публичными фотографиями эколога Георгия Каваносяна.

Таким образом, утверждение заключений и СЗЗ с включением данных участков в границу СЗЗ нельзя признать законным.

Также необходимо обратить внимание, что в заключениях от 18.02.2020 и от 05.06.2020 на один и тот же объект приведены не только различные, существенно отличающиеся значения прогнозных уровней загрязнения, но и даже разные перечни выделяемых загрязняющих веществ, то есть эти цифры не просто недостоверны и ничем не обоснованы, а попросту написаны от балды.

Указанные незаконные действия ущемляют права административного истца на жизнь, здоровье и благоприятную окружающую среду и создают угрозу безопасности воздушного транспорта и угрозу жизни, здоровью и имуществу административного истца из-за способствования работе незаконной свалке вблизи аэродрома, то есть нарушают положения статей 1, 3, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В соответствии со ст. 19 и ч.ч. 3-4 ст. 24 КАС РФ оспариваемые действия и решения являются ненормативным правовым актом и могут оспариваться по выбору истца в районном суде по месту нахождения истца или ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 227 КАС РФ прошу суд признать незаконными и недействующими:

1. Разрешение на строительство Министерства жилищной политики Московской области № RU50-3-15725-2020 от 22.04.2020.

2. Экспертное заключение ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора № 01.05.Т.46305.02.20 от 11.02.2020

3. Экспертное заключение ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора № 01.05.Т.46853.04.20 от 29.04.2020.

4. Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 50.99.04.000.Т.003013.02.20 от 18.02.2020.

5. Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 50.99.04.000.Т.003043.06.20 от 05.06.2020.

Приложения:

1. Заключение № 50.99.04.000.Т.003013.02.20 от 18.02.2020.

2. Заключение № 50.99.04.000.Т.003043.06.20 от 05.06.2020.

3. Распоряжение Министерства сельского хозяйства МО от 10.10.2019 № 20РВ-349.

4. Публичное фото из инстаграма Георгия Каваносяна.

5. Список разрешений на строительство.

6. Публикация Министерства жилищной политики от 25.08.2020.

7. Список публикаций Министерства жилищной политики.

8. Чек-ордер об уплате государственной пошлины.

Административные ответчики:

1. Федеральная служба по надзору в сфере защиты

прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)

127994, г. Москва, Вадковский переулок, дом 18, строение 5,7

2. Федеральное бюджетное учреждение науки

«Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья»

(ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья»)

191036, Санкт-Петербург, ул. 2-я Советская, д.4

3. Министерство жилищной политики Московской области

143407, Московская область, г. Красногорск,

Бульвар Строителей, д. 4, корп. 1, секция «Г»

Заинтересованное лицо:

ООО «Комбинат»

141604, Московская обл, г. Клин, ул. Горького, дом 2в, комн. 1

ЗАЯВЛЕНИЕ

об уточнении исковых требований

в порядке ч. 1 ст. 46 КАС РФ

В Клинском городском суде рассматривается в первой инстанции административное дело 2а-2305/2020 ~ М-1889/2020 по административному исковому заявлению Котова А.Н. от 07.09.2020 об оспаривании в том числе разрешения на строительство (судья Кручинина Ксения Павловна). Судебное заседание назначено на 27.10.2020 в 16:30.

За время рассмотрения данного дела ответчиком был дополнительно вынесен следующий документ, непосредственно касающийся предмета спора по настоящему делу:

продление разрешения на строительство № RU50-3-14971-2019 от 05.10.2020 «Комплекс по переработке и размещению ТКО «Алексинский карьер»».

Министерство жилищной политики Московской области опубликовало данную информацию 19.10.2020 на своем официальном сайте под названием «Продленные разрешения на строительство 2020 (Внес_изм__по_16_10__включительно)» под № 2054.

Ранее под таким же номером выдавалось разрешение на строительство № RU50-3-14971-2019 от 23.12.2019 на «Строительство первой и второй очередей комплекса по переработке и размещению ТКО «Алексинский карьер» в городском округе Клин Московской области». Как усматривается из публикации, теперь в проект (формально прошедший незаконную экологическую экспертизу) внесены изменения, даже из названия пропали «первая и вторая очереди». По закону это невозможно без проведения повторных слушаний и повторной государственной экологической экспертизы, однако таковые не проводились.

Таким образом, административный ответчик во время рассмотрения административного дела вынес новый заведомо незаконный правовой акт, непосредственно касающийся предмета спора по настоящему делу, ввиду чего административный истец считает, что совместное рассмотрение поспособствует более полному и объективному рассмотрению предметов спора.

Согласно ч. 1 ст. 46 КАС РФ, административный истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение административного дела по существу в суде первой инстанции, изменить основание или предмет административного иска.

При этом согласно ст. 46 КАС РФ право на изменение предмета иска является безусловным и не подлежащим ограничениям, а выбор предмета иска является исключительной прерогативой административного истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 46, 227 КАС РФ, оставляя основания иска неизменными, уточняю исковые требования и прошу суд признать незаконными и недействующими:

1. Разрешение на строительство Министерства жилищной политики Московской области № RU50-3-15725-2020 от 22.04.2020.

2. Экспертное заключение ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора № 01.05.Т.46305.02.20 от 11.02.2020

3. Экспертное заключение ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора № 01.05.Т.46853.04.20 от 29.04.2020.

4. Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 50.99.04.000.Т.003013.02.20 от 18.02.2020.

5. Санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 50.99.04.000.Т.003043.06.20 от 05.06.2020.

6. Правовой акт Министерства жилищной политики Московской области от 05.10.2020 о продлении разрешение на строительство № RU50-3-14971-2019.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

В Клинском городском суде рассматривается в первой инстанции административное дело 2а-2305/2020 ~ М-1889/2020 по административному исковому заявлению Котова А.Н. от 07.09.2020.

27.10.2020 по делу судом вынесено решение, которым административному истцу отказано в удовлетворении всех исковых требований в полном объёме. Мотивированное решение изготовлено 30.10.2020.

Сторона административного истца не соглашается с данным решением суда, считает его необоснованным, незаконным, подлежащим отмене по следующим основаниям.

1. Суд ссылается на предоставление ООО «Комбинат» полного комплекта соответствующих закону документов для выдачи разрешения на строительство. Согласиться с этим доводом невозможно.

Согласно ч.7 ст. 30 Градостроительного кодекса Российской Федерации (ГрК РФ) и ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 1 июля 2017 года № 135-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка установления и использования приаэродромной территории и санитарно-защитной зоны», утвержденные правила землепользования и застройки поселения, городского округа, межселенной территории не применяются в части, противоречащей ограничениям использования земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимости и осуществления экономической и иной деятельности, установленным на приаэродромной территории, в границах которых полностью или частично расположена приаэродромная территория, установленная в соответствии с Воздушным кодексом Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 51 ГрК РФ, не допускается выдача разрешений на строительство при отсутствии правил землепользования и застройки, а также в случае несоответствия проектной документации объектов капитального строительства ограничениям использования объектов недвижимости, установленным на приаэродромной территории.

Нарушенные административными ответчиками общеобязательные требования законодательства изложены в административном иске; повторять их нет нужды в силу большого объёма таковых нарушений.

В соответствии с частью 13 статьи 51 ГрК РФ Министерству жилищной политики Московской области надлежало отказать в выдаче разрешения на строительство.

Несмотря на нарушение изложенных норм закона, разрешение на строительство было выдано, а суд отказался замечать данные нарушения.

2. Суд указывает, что «объективных обстоятельств, нарушающих права административного истца в ходе судебного разбирательства судом не установлено».

Не видит суд таковых нарушений и в преступно халатном отношении административных ответчиков к обязательным нормам и требованиям авиационной безопасности и сам демонстрирует точно такое же преступно халатное отношение, транслируя незаконные доводы отзывов ответчиков без малейшей проверки.

Аварийная посадка самолета A321 в районе аэропорта «Жуковский» 15 августа 2019 года из-за попадания в двигатель чаек с местной незаконной свалки стала наиболее очевидным, хотя и не единственным, примером неприятностей, возникающих при игнорировании данных правил и безусловных запретов и наглядно демонстрирует реальность угрозы, представляемой административному истцу заведомо незаконными действиями ответчиков.

Что же тогда суд готов признать «объективным обстоятельством, нарушающим права административного истца»? Что должно произойти, чтобы суд, наконец, начал исполнять нормы закона? Падение воздушного судна на голову административного истца? «Убьют – тогда и приходите»? Это заведомо порочная практика. Опасаюсь, что в случае авиационных катастроф граждане пойдут в суд не с административными исками, а с вилами.

3. Суд указывает в решении, что ФБУН «СЗНЦ гигиены и общественного здоровья» проведена санитарно-эпидемиологическая экспертиза: проекта санитарно-защитной зоны (СЗЗ), разработанного «с учетом текущей ситуации и перспективы развития предприятия».

Однако о какой перспективе развития вообще можно говорить в отношении заведомо незаконного переполненного объекта обращения с отходами, расположенного в подлётной зоне действующего аэродрома?

При таких обстоятельствах сложно давать какую-либо оценку действиям административных ответчиков и суда первой инстанции, кроме как «соучастие в преступлении».

Суд указывает, что «доводы истца о несогласии с самим фактом размещения незаконной свалки в рамках рассмотрения заявленных требований оценке не подлежат». Получается, суд не видит ничего плохого в обеспечении ответчиками заведомо незаконной деятельности подложными разрешительными документами; точнее, суд первой инстанции избегает постановки такого вопроса в принципе, не рассматривая административное дело по существу, а ограничиваясь формальным цитированием отзывов ответчиков.

Однако, оспариваемые действия ответчиков, изначально направленные на прикрытие заведомо незаконной и очень опасной деятельности, очевидно, нельзя назвать законными в силу ст. 169 ГК РФ.

4. Суд указывает, что исследования, проведённые аккредитованной лабораторией «Эко-полигон» «не позволяют сделать однозначный вывод об исключительном вкладе источников полигона».

Однако такой вывод уже сделан, например, постановлениями Клинского городского суда о привлечении ООО «Комбинат» к ответственности по ст. 8.21 КоАП РФ (нарушение правил охраны атмосферного воздуха) от 14.12.2017 по делу № 12-423/2017 (вступило в силу 18.01.2018) и от 07.05.2018 по делу № 12-170/2018 (вступило в силу 29.06.2018). Систематические превышения норм ПДК в Клину фигурируют и в периодических публичных отчётах службы мониторинга Росгидромета.

Хотя вступившими в законную силу решениями суда и надзорного органа неоднократно установлена вина ООО «Комбинат» в систематическом превышении ПДК вредных веществ в атмосферном воздухе (в том числе в точках вне проектируемой санитарно-защитной зоны и в районах жилой застройки), данные заведомо преюдиционные и общеизвестные обстоятельства судом в нарушение закона отклоняются.

Эти установленные ранее факты превышений ПДК вредных веществ в атмосферном воздухе вне контуров проектируемой СЗЗ вкупе с установлением вины ООО «Комбинат» в совершении данных нарушений однозначно свидетельствуют о незаконности и необоснованности проектного решения об уменьшении размеров СЗЗ, и, как следствие, незаконность положительного заключения экспертизы и утверждения данного контура СЗЗ просто по факту превышений ПДК вне этого контура в силу п. 2.3 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 (Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов).

Этот пункт гласит: критерием для определения размера санитарно-защитной зоны является не превышение на ее внешней границе и за ее пределами ПДК (предельно допустимых концентраций) загрязняющих веществ для атмосферного воздуха населенных мест, ПДУ (предельно допустимых уровней) физического воздействия на атмосферный воздух.

При этом упомянутое судом требование «систематичности» измерений предъявляется п. 4.5 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 лишь к материалам проекта по уменьшению размера СЗЗ, и это требование административными ответчиками не исполнено. Вне СЗЗ превышений не должно быть никогда, поскольку человеку (в том числе административному истцу) нужно дышать постоянно, а не «раз в квартал».

Не говоря уже о том, что в принципе глупо и абсурдно ставить вопрос об источнике вредных выбросов, находясь у подножья многомиллионотонной горы опасных отходов площадью 80 футбольных полей и высотой в десятки этажей.

В силу этого любая санитарно-защитная зона, утверждённая с нарушением этого критерия, будет незаконной и ущемляет права административного истца в области санитарно-эпидемиологического благополучия.

5. Ссылка суда на ничтожное положительное заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы (ГЭЭ), утвержденное распоряжением Министерства экологии и природопользования Московской области от 23.09.2019 709-РМ неуместна, поскольку Министерство экологии и природопользования Московской области не уполномочено проводить ГЭЭ объектов федерального уровня экспертизы в соответствии с нормами ст.ст. 6, 6.1 и 11 Федерального закона «Об экологической экспертизе» от 23.11.1995 174-ФЗ.

Довод решения об обустройстве системы активной дегазации также свидетельствует о незаконности решения, поскольку применённая технология дегазации неоднократно получала отрицательные заключения экологической экспертизы (приказы Росприроднадзора от 29.10.2019 № 101-Э, от 13.06.2018 № 186-Э, от 10.05.2018 № 152-Э и от 05.12.2017 № 112-Э) в силу неприемлемости воздействия данных техники, технологий на окружающую среду и здоровье граждан, проживающих вблизи мест эксплуатации таких техники и технологии.

6. Суд ущемил установленное ч. 1 ст. 46 КАС РФ процессуальное право стороны административного истца на уточнение исковых требований, оставив в решении без оценки заявление Котова А.Н. 23 октября 2020 года, обусловленное недобросовестным поведением стороны административных ответчиков, продолжающих штамповать новую незаконную разрешительную документацию для свалки прямо во время рассмотрения данного административного дела.

7. Таким образом, суд совершил ряд грубых нарушений норм материального и процессуального права, что приводит к ущемлению прав истцов, предусмотренных ст. 2, 3, 6, 8, 13 и 17-18 Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

На основании изложенного, руководствуясь нормами главы 34 КАС РФ, и ратифицированными международными договорами,

прошу суд

отменить решение Клинского городского суда от 27.10.2020 по административному делу 2а-2305/2020, принять новое решение, удовлетворить заявленные исковые требования.