Press "Enter" to skip to content

Информация — это информация!

Административные ответчики:

1. ГКУ МО «Мособлпожспас»

Московская обл., Люберецкий район, п. Марусино, ул. Заречная, дом 14

тел. 8-903-003-56-03 факс 8-495-598-26-46

[email protected] esi[email protected] [email protected]

2. Главное управление МЧС России по Московской области

141410, Московская обл., г.о. Химки, Новокуркинское ш., д.34

тел. 8 (498) 505-41-68 факс: 8 (495) 334-95-20

[email protected]

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

23 июля 2018 года Клинский городской суд вынес решение по делу № 2а-1714/2018 по административному исковому заявлению Котова А.Н. в порядке главы 22 КАС. Мотивированное решение в окончательной форме изготовлено 27.07.2018г.

Истец не согласен с данным решением, считает его незаконным, необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям.

На сайте ответчика по адресу 50.mchs.gov.ru/operationalpage/digest/item/6618295/ указана информация об оперативной обстановке по ЧС: «Городской округ Клин. По состоянию на 06.00 16.03.2018 проведено 30 замеров (химической лабораторией ПСО-20). В результате проведенных экспресс-исследований превышений предельно- допустимых концентраций загрязняющих веществ в воздухе не зафиксировано.»

На сайте ответчика по адресу 50.mchs.gov.ru/operationalpage/digest/item/6623231/ указана информация об оперативной обстановке по ЧС: «Городской округ Клин. По состоянию на 06.00 17.03.2018 проведено 18 замеров (химической лабораторией ПСО-20). С нарастающим итогом проведено 2174 замера. В результате проведенных экспресс-исследований превышений предельно- допустимых концентраций загрязняющих веществ в воздухе не зафиксировано. За текущие сутки поступило 8 сообщений от граждан по неприятному запаху. С нарастающим итогом по неприятному запаху в г.о. Клин поступило 899 обращений.»

При этом:

1. Фактически 15 марта были выявлены превышения предельно допустимых концентраций (ПДК) вредных веществ по хлору, сероводороду, хлористому водороду, углекислому газу и формальдегиду, были выявлены несоответствия атмосферного воздуха населённых пунктов нормативам и превышения ПДК вредных веществ в воздухе населённых пунктов.

2. В «дополнительном отзыве» ГУ МЧС по МО обосновывает отсутствие превышений двумя актами (№122 от 16 марта и №124 от 17 марта), в то время как количество измерений в городском округе Клин согласно докладам об оперативной обстановке за эти два дня составляет 30+18=48, акты всех этих замеров суду не представлены, что не позволяет сделать вывод об отсутствии превышений.

3. Даже эти два акта (№122 от 16 марта и №124 от 17 марта) содержат результаты измерений, находящиеся вне норм, установленных гигиеническими нормативами ГН 2.1.6.3492-17 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в атмосферном воздухе городских и сельских поселений», то есть представленные ответчиком документы явно подтверждают доводы административного истца о наличии превышений ПДК и о распространении ответчиками заведомо недостоверной информации о состоянии окружающей среды.

Хотя на ответчиков возлагалась обязанность доказывания законности их действий, они вместо этого доказали их незаконность.

В соответствии со ст. 42 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии.

Право на информацию вообще является основополагающим правом личности и закреплено в ст. 19 Всеобщей Декларации прав человека, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года.

Конституция РФ не только в наиболее общем виде провозгласила право граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст.29), но и закрепила положение о том, что каждый гражданин имеет право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ст. 42). Статья 24 (ч. 2) гласит, что органы государственной власти, органы местного самоуправления и их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. А статья 41 (ч. 3) Конституции РФ предусматривает ответственность в соответствии с федеральным законом за сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей.

Право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды установлено также в федеральных законах «Об охране окружающей среды» (ст. 11), «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения» (ст. 8), в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан (ст. 19), в Градостроительном кодексе РФ (ст. 18) и в других нормативных правовых актах как Российской Федерации (п. 2 ч. 4 ст. 8 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»), так и субъектов РФ (ст. 13 Закона МО от 8 ноября 2001 года №171/2001-ОЗ «Об отходах производства и потребления в Московской области»).

Правовое определение информации дано в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ст. 2): информация — это сведения независимо от формы их представления.

Право на достоверную информацию вообще конкретизировано в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Так, согласно ст. 8 Закона, пользователи (в том числе и граждане) обладают равными правами на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации, за исключением информации с ограниченным доступом, причем доступ физических лиц и юридических лиц к государственным информационным ресурсам является основой осуществления общественного контроля за состоянием экологии. Согласно п. 4 ст. 8 указанного Закона, запрещено относить к информации с ограниченным доступом данные, содержащие экологическую информацию. В соответствии со п. 5 ст. 8 13 Закона, на органы государственной власти и местного самоуправления возлагается обязанность обеспечить доступ к информации о своей деятельности и создавать доступные для каждого информационные ресурсы по вопросам деятельности этих органов и подведомственных им организаций и в пределах своей компетенции осуществлять массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес; отказ в доступе к информационным ресурсам может быть обжалован в суде. Лицо, которому отказано в доступе к информации, и лицо, получившее недостоверную информацию, имеют право на обращение в суд и возмещение понесенного ими ущерба.

Одной из целей проведения государственного мониторинга окружающей среды является обеспечение потребностей населения в достоверной информации. Статья 23 Закона об охране атмосферного воздуха среди целей проведения государственного мониторинга атмосферного воздуха называет, в том числе, обеспечение населения текущей и экстренной информацией о загрязнении атмосферного воздуха.

Огромное значение в обеспечении граждан правдивой и достоверной информацией о состоянии окружающей среды имеет Федеральный закон от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ (в ред. от 28.10.2002 г.) «О защите населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». В соответствии со ст. 6 указанного Закона, информацию в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций составляют сведения о прогнозируемых и возникших чрезвычайных ситуациях, их последствиях, а также сведения о радиационной, химической, медико-биологической, взрывной, пожарной и экологической безопасности на соответствующих территориях. Указанная информация, а также информация о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций в этой области является гласной и открытой, если иное не предусмотрено законодательством РФ. Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и администрация организаций обязаны оперативно и достоверно информировать население через средства массовой информации и по иным каналам о состоянии защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и принятых мерах по обеспечению их безопасности, о прогнозируемых и возникших чрезвычайных ситуациях, о приемах и способах защиты населения от них. Сокрытие, несвоевременное представление либо представление должностными лицами заведомо ложной информации в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Как следует из объяснений представителя ответчика, ГКУ МО «Мособлпожспас» находится в оперативном управлении ГУ МЧС России по МО, а измерения ПСО проводили с ведома и по указанию Главного управления как меру реагирования на многочисленные жалобы на свалочное зловоние, то есть ответчики действовали совместно.

Гигиенические нормативы ГН 2.1.6.3492-17 «Предельно допустимые концентрации (ПДК) загрязняющих веществ в атмосферном воздухе городских и сельских поселений» являются действующим и официально опубликованным нормативно-правовым актом, исходя их которого по результатам проведённых инструментальных измерений делается вывод о наличии или отсутствии превышений ПДК вредных веществ в атмосферном воздухе населённых пунктов.

Предельно допустимая концентрация (ПДК) — утверждённый в законодательном порядке санитарно-гигиенический норматив. Под ПДК понимается такая максимальная концентрация химических элементов и их соединений в окружающей среде, которая не вызывает патологических изменений или заболеваний. Зафиксированные превышения ПДК вредных веществ в воздухе населённых мест свидетельствует о наносимом вреде здоровью.

Согласно п. 2.3 СанПиН 2.1.6.1032-01 Гигиенические требования к обеспечению качества атмосферного воздуха населенных мест, предотвращение появления запахов, раздражающего действия и рефлекторных реакций у населения, а также острого влияния атмосферных загрязнений на здоровье в период кратковременных подъемов концентраций обеспечивается соблюдением максимальных разовых ПДК. Предотвращение неблагоприятного влияния на здоровье населения при длительном поступлении атмосферных загрязнений в организм обеспечивается соблюдением среднесуточных ПДК.

ГН 2.1.6.3492-17 устанавливает и максимальные разовые, и среднесуточные нормативы содержания вредных веществ в воздухе, в связи с чем заявленный устный довод представителя административного ответчика о якобы необходимости суточного контроля концентрации в одной точке для выявления нарушений не основан на законе. Довод об отсутствии методик или сертификации также необоснован и направлен на введение в заблуждение, поскольку информация о состоянии окружающей среды получена в присутствии представителей общественности и сотрудников экологического сектора Администрации муниципального образования квалифицированными специалистами с использованием поверенных и сертифицированных на территории РФ средств измерений, что не позволяет сомневаться в её достоверности. Показания поверенных и сертифицированных приборов при проведении химической разведки и наблюдения очевидно относятся к информации о состоянии окружающей среды независимо от желания участвующих в измерении лиц.

При этом необходимо ответить, что незаконное бездействие ответчиков состояло также в том, что они не инициировали вопрос о введения режима ЧС, так как, неоднократно обнаружив превышения нормативов содержания загрязняющих веществ в воздухе, они вообще никого из ответственных лиц о органов об этом не уведомили, скрыв полученную информацию не только от граждан, но и от уполномоченных органов в сфере ГО и ЧС.

Таким образом, на административного ответчика законами и подзаконными актами возлагалась обязанность по обеспечению граждан достоверной информацией в сфере радиационной, химической, медико-биологической, взрывной, пожарной и экологической безопасности, а также о деятельности государственных органов.

Представленная на официальном сайте ответчика информация об отсутствии превышений ПДК загрязняющих веществ в воздухе явно недостоверна, ложна и опровергается не только видеозаписью и свидетельскими показаниями, но и представленными самими ответчиками актами измерений.

Таким образом, административные ответчики допустили нарушение закона, что привело к нарушению права административного истца на достоверную информацию о состоянии окружающей среды.

Несоответствие оспариваемого решения, действия (бездействия) нормативным правовым актам и нарушение оспариваемым действием (бездействием) прав, свобод и законных интересов административного истца — совокупность двух условий, необходимых в силу статьи 227 КАС РФ для удовлетворения административного иска. Эта совокупность в данном деле имеет место.

Согласно части 8 статьи 226 КАС РФ, при проверке законности решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет существенные для дела обстоятельства в полном объеме. Суд не исполнил данную обязанность, ограничившись констатацией противоречащего закону и материалам дела довода «все обязательные предписания законов и подзаконных актов были соблюдены».

Если суды при рассмотрении дела не исследуют его фактические обстоятельства по существу, ограничиваясь установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, как неоднократно констатировал Конституционный Суд Российской Федерации, оказывается существенно ущемлённым (постановления от 6 июня 1995 г. № 7-П, от 13 июня 1996 г. № 14-П, от 28 октября 1999 г. № 14-П, от 22 ноября 2000 г. № 14-П, от 14 июля 2003 г. № 12-П, от 12 июля 2007 г. № 10-П, определение от 5 марта 2004 г. № 82-0).

На основании изложенного и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прошу суд отменить решение Клинского городского суда от 23 июля 2018 года по делу № 2а-1714/2018, вынести новое решение, которым удовлетворить заявленные исковые требования в полном объёме.