Press "Enter" to skip to content

Иск о полномочиях

В Верховный Суд Российской Федерации
121260, г. Москва, ул. Поварская, д. 15

Административный ответчик:
Правительство Российской Федерации
103274, г. Москва, Краснопресненская набережная, д. 2

Заинтересованные лица:
Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор)
123995, г. Москва, ул. Б. Грузинская, д. 4/6, корп. А

Правительство Московской области
143407, Московская обл., г. Красногорск-7, бульвар Строителей, д. 1

Министерство экологии и природопользования Московской области
143407, Московская обл., г. Красногорск, бульвар Строителей, д. 1

Прокурор:
Генеральная прокуратура Российской Федерации
ГСП-3, 125993, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, 15а

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании недействующим распоряжения Правительства РФ от 26.04.2020 № 1143-р
(в порядке главы 22 КАС РФ)

26.04.2020 административный ответчик Правительство Российской Федерации (далее — Правительство РФ) в лице председателя Правительства РФ М. Мишустина вынесло распоряжение № 1143-р (далее — Распоряжение № 1143-р) об утверждении Дополнительного соглашения № 1 (далее — Допсоглашение № 1) к Соглашению между Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и Правительством Московской области о передаче Правительству Московской области осуществления части своих полномочий в области охраны окружающей среды и в области обращения с отходами производства и потребления от 28.04.2016 (далее — Соглашение).

Данное Распоряжение № 1143-р опубликовано в «Собрании законодательства Российской Федерации» № 18 от 04.05.2020 и в Государственной системе правовой информации «Официальный интернет-портал правовой информации», дата опубликования: 28.04.2020, номер опубликования: 0001202004280013 ( http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202004280013 ).

Данное распоряжение противоречит законам и нормативным правовым актам, в связи с чем подлежит признанию недействующим по следующим основаниям.

1. Утвержденное Распоряжением № 1143-р Допсоглашение № 1 предусматривает передачу полномочий субъекту РФ в части государственной экологической экспертизы (далее — ГЭЭ) проектов технической документации на новые технику, технологию.

Согласно п. 5 ст. 11 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» проекты технической документации на новые технику, технологию, использование которых может оказать воздействие на окружающую среду, являются объектами государственной экологической экспертизы Федерального уровня.

Согласно положению о Росприроднадзоре, организацию и проведение государственной экологической экспертизы объектов Федерального уровня (п. 5 ст. 11 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе») уполномочена проводить Федеральная служба по надзору в сфере природопользования. При этом частью 1 статьи 6 указанного закона № 174-ФЗ предусмотрена передача осуществления отдельных полномочий Российской Федерации в области экологической экспертизы органам государственной власти субъектов Российской Федерации лишь в части организации и проведения государственной экологической экспертизы объектов регионального уровня, но не Федерального.

Таким образом, законом не предусмотрена передача полномочий по государственной экологической экспертизе объектов Федерального уровня, ввиду чего Правительство РФ нарушило закон.

2. Полномочия Правительства РФ в сфере природопользования и охраны окружающей среды определены в статье 18 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации». Среди перечисленных там полномочий отсутствует передача экспертизы законности потенциально опасной деятельности самим загрязнителям и нарушителям закона.

Среди более общих полномочий, возложенных на Правительство РФ статьей 114 Конституции РФ, передача полномочий по ГЭЭ объектов федерального уровня также отсутствует, как и в ст. 6 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе».

Также необходимо отметить, что день подписания Распоряжения № 1143-р (26.04.2020) был нерабочим выходным днем, а утвердивший его М. Мишустин в тот момент был заражен коронавирусной инфекцией Covid-19.

Таким образом, Правительство РФ вышло за рамки своих полномочий установленных Конституцией РФ, Федеральным законом от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» и Федеральным конституционным законом от 17.12.1997 N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации».

3. Оспариваемый ненормативный правовой акт создает угрозу ущемления права административного истца на благоприятную окружающую среду (право на уважение частной и семейной жизни в трактовке ЕСПЧ) не только гипотетически, но уже и практически.

Так, уже воспользовавшись вновь полученными полномочиями, вынесено распоряжение Министерства экологии и природопользования Московской области (далее — Минэкологии МО) от 19.06.2020 № 793-РМ «Об организации и проведении государственной экологической экспертизы проекта технической документации на новую технику, технологию — «Документация, включающая раздел оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) новой технологии и оборудования «Система сбора и обезвреживания свалочного газа в высокотемпературных факельных установках».

При этом каких-либо сведений о проведении общественных обсуждений материалов ОВОС или хотя бы Технического задания на ОВОС Минэкологии МО не публикует, что также является нарушением норм закона. Данные новые техника, технология ранее неоднократно получали отрицательные заключения государственной экологической экспертизы (приказы Росприроднадзора от 29.10.2019 № 101-Э, от 13.06.2018 № 186-Э, от 10.05.2018 № 152-Э и от 05.12.2017 № 112-Э) в силу неприемлемости воздействия данных техники, технологий на окружающую среду и здоровье граждан, проживающих вблизи мест эксплуатации таких техники и технологии.

При подготовке административного дела к судебному разбирательству прошу суд истребовать у заинтересованного лица приказы Росприроднадзора от 29.10.2019 № 101-Э, от 13.06.2018 № 186-Э, от 10.05.2018 № 152-Э и от 05.12.2017 № 112-Э и утверждённые данными приказами заключения в виде заверенных копий.

Расстояние от места эксплуатации двух факельных установок до места проживания административного истца составляет около 3 км, из-за чего постоянно воняет гарью, фиксировались превышения ПДК по диоксиду серы и бензапирену, а исследования на диоксины и фураны никто не проводил.

Таким образом, право административного истца на благоприятную среду уже фактически нарушено, а оспариваемые деяния создают предпосылки для дальнейшего усугубления таковых прав.

4. Да, вы не ослышались, после получения федеральных полномочий в сфере надзора за объектами обращения с ТКО Минэкологии МО не только смотрит сквозь пальцы на нарушения закона, состоящие в эксплуатации техники и технологий, получивших отрицательное заключение ГЭЭ в силу неприемлемого влияния на экологию и здоровье людей. Минэкологии МО, прямо нарушая закон, фактически насаждает данные техники и технологии на всех поднадзорных объектах, порой сразу по нескольку факелов на объект. Эксплуатация таких факелов-душегубок подтверждается видеозаписями, анализами, многочисленными материалами СМИ (включая официальный сайт Минэкологии МО), а также Приложением № 1 к Допсоглашению № 1.

И этим фашистам больной Мишустин также в обход закона хотел передать полномочия по государственной экологической экспертизе ими же самими насаждаемых душегубок! Хотя руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова сама неоднократно говорила о недопустимости таковой передачи полномочий из-за явного экологического провала московского областного правительства.

Как следует из Представления Счетной палаты РФ от 6 июня 2018 г. № ПР 09-215/03-04, Минэкологии Московской области не выполняло полномочия в области охраны окружающей среды и в области обращения с отходами производства и потребления, переданные Росприроднадзором на основании соглашения от 28 апреля 2016 года, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 августа 2016 г. № 1646-р.

Это является однозначным основанием для отзыва ранее переданных полномочий, но никак не для добавления новых полномочий в обход закона.

5. При этом Правительство Московской области в целом и Министерство экологии и природопользования Московской области в частности уже показали свою недееспособность в части обеспечения права граждан на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии, превратив Московскую область в свалку, вводя граждан в заблуждение относительно деятельности свалок и выхлопов чадящих факелов, разведя коррупцию и демонстративное беззаконие, заставляя людей (включая административного истца) страдать от постоянной вони и спровоцировав крупнейшие в новейшей истории России мусорные бунты и социальные волнения, а также шквал обращений в органы международного права из-за нескрываемого коррупционного покровительства мусорных бандитов российскими органами власти всех уровней и ветвей.

В 2019 году ЕСПЧ уже коммуницировал и начал рассматривать набор кейсов «Kotov v. Russia and 13 other applications» (дело № 6142/18 Европейского Суда), из-за чего оспариваемый правовой акт лишь ухудшает позиции России с соответствующими правовыми, экономическими и персонально-санкционными последствиями.

6. Верховный Суд РФ в судебном заседании 05.09.2019 по делу № АКПИ19-581 установил (вступило в силу 19.11.2019), что данное заключение и утверждение подобных соглашений не является нормативным правовым актом, действующим в отношении неопределенного круга лиц, а является обычной сделкой, то есть к нему применимы нормы гражданского законодательства о сделках.

Общее правило, устанавливаемое ст.ст. 168 и 422 ГК РФ, делает ничтожной сделку, которая противоречит закону либо иным правовым актам и посягает на права третьих лиц. Согласно ст. 3 ГК РФ под иными актами понимаются указы президента и постановления правительства.

Данная сделка в части передачи полномочий по государственной экологической экспертизе (ГЭЭ) объектов федерального уровня экспертизы противоречит части 1 статьи 6 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» (ФЗ № 174), которой предусмотрена передача осуществления отдельных полномочий Российской Федерации в области экологической экспертизы органам государственной власти субъектов Российской Федерации лишь в части организации и проведения государственной экологической экспертизы объектов регионального уровня, но не федерального.

Таким образом, поскольку Распоряжением № 1143-р утверждено ничтожное Допсоглашение № 1 к ничтожному Соглашению, Распоряжение № 1143-р признается судом недействующим.

7. Согласно нормам ст. 21 КАС РФ, административные дела об оспаривании ненормативных правовых актов Правительства Российской Федерации подсудны Верховному Суду Российской Федерации.

8. Часть 8 статьи 226 КАС РФ указывает, что при проверке законности оспариваемых решений, действий (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет существенные по делу обстоятельства в полном объеме. При этом бремя доказывания законности, соблюдения порядка вынесения и наличия полномочий часть 11 статьи 226 КАС возлагает на ответчиков.

Конституционный Суд РФ в Определении от 18.07.2017 № 1447-О сформулировал следующие общеобязательные правовые позиции:

«Право на судебную защиту предполагает наличие конкретных институциональных и процессуальных механизмов, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости; этим предопределяется особая роль судебной власти, выражающаяся в том числе в судебном контроле за законностью решений и действий (или бездействия) субъектов, осуществляющих публично-властные функции, чем утверждается обусловленный признанием достоинства личности приоритет человека и его прав во всех сферах, его статус не объекта государственной деятельности, а равноправного субъекта, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов»;

«Гарантии судебной защиты нарушенных прав должны носить всеобъемлющий характер, что вытекает из императива justitia nemine neganda est (нельзя никому отказывать в правосудии); соответственно, законодательное регулирование доступа к суду, включая определение условий и порядка реализации права на судебное обжалование решений и действий (или бездействия) органов и должностных лиц публичной власти, не должно отменять или умалять права и свободы человека и гражданина, возможные их ограничения должны быть соразмерными и обусловливаться необходимостью защиты конституционных ценностей, а нормативно установленные условия доступа к правосудию – с тем чтобы конституционные права и свободы были не иллюзорными, а реально действующими – обеспечивать осуществление своевременного, без неоправданных промедлений, судебного контроля за любыми влекущими нарушения прав, свобод и законных интересов граждан решениями и действиями (бездействием) субъектов публичной власти, притом что эффективный судебный контроль может быть как предварительным, так и последующим».

«Действующее административное процессуальное законодательство не препятствует оспариванию решений субъектов публичной власти на основании достоверного предположения о том, что реализация этих решений, не повлекшая нарушения тех или иных прав и свобод непосредственно на момент предъявления лицом административного искового заявления, неизбежно приведет к их нарушению».

Пленумом Верховного Суда РФ в пункте 25 Постановления от 29.11.2007 № 48 дано следующее разъяснение: «Проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определенным. Если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, суд не вправе устранять эту неопределенность путем обязания в решении органа или должностного лица внести в акт изменения или дополнения, поскольку такие действия суда будут являться нарушением компетенции органа или должностного лица, принявших данный нормативный правовой акт. В этом случае оспариваемый акт в такой редакции признается недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения». Как указано в пункте 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 17.07.2002 N 13-П, правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 125, 128 КАС РФ,
ПРОШУ:

Признать незаконным распоряжение Правительства РФ от 26.04.2020 № 1143-р об утверждении Дополнительного соглашения № 1 к Соглашению между Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и Правительством Московской области о передаче Правительству Московской области осуществления части своих полномочий в области охраны окружающей среды и в области обращения с отходами производства и потребления.

Приложения:
1. Чек-ордер об уплате государственной пошлины.
2. Распоряжения Правительства РФ от 26.04.2020 № 1143-р.
3. Копия диплома административного истца.
4. Статья «Второй высокотемпературный факел доставили на полигон ТБО Алексинский карьер в Клину», 21 ноября 2018 в 17:01, РИАМО (https://riamo.ru/article/324333/vtoroj-vysokotemperaturnyj-fakel-dostavili-na-poligon-tbo-aleksinskij-karer-v-klinu.xl).
5. Статья «Минэкологии: запустить большой факел на полигоне Алексинский карьер планируется через неделю», 1 июня 2018, 13:00» (https://mep.mosreg.ru/sobytiya/novosti-ministerstva/01-06-2018-13-00-34-minekologii-zapustit-bolshoy-fakel-na-poligone-ale).